Внимание акция! Квартиры в жилом комплексе

"Столичный квартал" без агентских процентов!

Генеральный план строительства жилого комплекса "Столичный квартал"

Подробности здесь

и по телефону: +7-988-314-65-98

Большой бизнес отправляется на курорт



Новости

Владимир Путин призвал предпринимателей аккуратно относиться к чужой собственности в Крыму

Вчера президент России Владимир Путин после съезда РСПП в отеле Ritz-Carlton встретился с крупнейшими российскими бизнесменами и больше полутора часов в закрытом режиме говорил с ними прежде всего о том, какими будут правила игры для российского бизнеса после присоединения Крыма к России. О том, что бизнесмены обсуждали с Владимиром Путиным,— специальный корреспондент "Ъ" АНДРЕЙ Ъ-КОЛЕСНИКОВ из Ritz-Carlton.

Бизнесмены на съезде ждали Владимира Путина не больше и не меньше обычного, то есть часа полтора. Выбрали новый состав правления и бюро, сильно совпадающий со старым. Кандидатура главы бюро РСПП и вовсе полностью совпала с прежней — это Александр Шохин.

Бизнесмены на съезде демонстрировали настолько полное единодушие в принятии решений, что им могли бы позавидовать члены "Единой России". Впрочем, причины единодушия были примерно одинаковыми: во-первых, тем и другим было, в общем, все равно, кто у них там, наверху, во-вторых, люди наверху их на самом деле устраивали (потому что они понимали, что все равно не могут быть на их месте), а в третьих, рядовые делегаты были рады уже тому, что в этом зале сидят именно они, а не другие бизнесмены.

Наградили друг друга памятными сувенирами (главе РЖД Владимиру Якунину, как и остальным, достался стакан в подстаканнике, и, конечно, Александр Шохин не мог не отметить, что если бы на всех поездах "Сапсан" появились такие стаканы с брендом РСПП, то лучше и выдумать было бы нельзя. Бизнес, конечно, не можете не думать о любом пиаре даже в такой ситуации).

Обсудили повестку, в которой в конце концов остался только один пункт: приезд президента России Владимира Путина.

Александр Шохин предложил кому-нибудь выступить, что ли, пока нет президента, но желающих не было. Господина Шохина, впрочем, из зала очень просили объявить перерыв, и он решился (не опасаясь, впрочем, что не все вернутся: в этот день, если бы кто-то даже хотел уйти, то все равно вернулся, ставки на все слишком высоки).

Не было иллюзий, что из зала Владимиру Путину станут задавать вопросы про Крым: подавляющее большинство было уже в курсе, что ситуацию с Крымом бизнес будет обсуждать с Владимиром Путиным в крайне узком составе — на этой встрече оказались даже не все члены бюро РСПП.

Впрочем, в перерыве между собой говорили в основном про Крым. Активно обсуждали тему закрытия российско-украинской границы. Некоторые находили в этом даже плюсы, но все-таки останавливались перед аргументом насчет дешевой рабочей силы. Причем я слышал, как крупный по всем внешним признакам предприниматель утверждал, что даже больше, чем с востока, к нему на предприятия едут с запада Украины. И с ним соглашались: у восточных украинцев и так есть работа.

Но гораздо больше всех, естественно, беспокоила другая проблема: что будет с российской собственностью на Украине? Она есть, судя по всему, у многих, если не у всех членов бюро РСПП. Шел нервный разговор о том, что надо что-то делать с опасными производствами, и один из бизнесменов признавался, что лично он на всякий случай пока сам распорядился остановить свой химкомбинат.

Ему верили, но по понятным причинам гораздо больше опасались захватов не только вредных, а любых производств, и прежде всего принадлежавших тем, кто опасался.

После перерыва Александр Шохин дал слово главе Крымского республиканского союза промышленников и предпринимателей Александру Баталину.

— Теперь на нашем парламенте написано "Госсовет"! — рассказал он.— Так что мы заинтересованы! Добра, счастья и удачи!

С добром и счастьем ясность есть (добра в целом хватает, счастья в жизни нет), а вот удача российским бизнесменам, работающим на Украине, сейчас и в самом деле очень понадобится.

Аплодисменты, которых заслужила речь крымского предпринимателя, были не такими бурными, как те, какими парой дней раньше в Георгиевском зале депутаты Федерального собрания награждали Владимира Путина.

Складывалось даже впечатление, что некоторые делегаты съезда РСПП не испытывают неукротимого восторга от соседства с новыми коллегами из Крыма. Действительно, для многих здесь, в Ritz-Carlton, в самом сердце России, это была прежде всего дополнительная головная боль.

Владимир Путин, вскоре появившийся в зале, отметил, что на людях, сидящих в зале,— "ответственность за многотысячные трудовые коллективы, за крупные производства".

А они-то надеялись, что и на нем тоже.

Владимир Путин говорил о том, как хорошо, что в стране наконец появится собственный "рейтинг состояния инвестиционного климата, который станет составлять Национальный рейтинговый комитет" (собственный рейтинг — одна из самых любимых его идей, потому что давно нет доверия исчерпавшим себя мировым рейтингам), а мне казалось, что люди в зале думают о том, что национальный рейтинг — это, может, будет один из немногих рейтингов, в который Россию скоро будут включать.

Президент отметил и "успешное председательство РСПП в "деловой двадцатке":

— За всю историю G20 глобальным лидерам был представлен самый развернутый пакет предложений, большинство из которых вошли в итоговые документы саммита в Санкт-Петербурге.

А больше-то никуда и не вошли.

— Россия,— сказал Владимир Путин,— должна быть конкурентоспособной по всем ключевым параметрам деловой среды. Поэтому продолжим создание максимально благоприятных условий для инвестиций, для становления новых производств, для подготовки квалифицированных кадров.

Условия для инвестиций между тем становились ультиматумом.

— Но и предпринимателям,— отметил Владимир Путин,— надо также понимать свою меру ответственности. Российские компании должны быть зарегистрированы на нашей, на родной территории и иметь прозрачную структуру собственности. Именно поэтому поставлена задача по деофшоризации отечественной экономики. Думаю, что к этой теме мы, безусловно, сегодня еще вернемся и в таком широком составе, и потом в узком кругу с коллегами после нашей встречи.

Президент таким образом легализовал свою встречу с бизнесменами в небольшом конференц-зале там же, на втором этаже Ritz-Carlton.

Краткий доклад Александра Шохина сводился, судя по всему, к тому, что отечественный бизнес развивается и намерен развиваться и дальше, и безо всяких скидок на ситуацию в Крыму. Ее собравшиеся здесь так и не озвучивали. Возможно, тема казалась или была запретной.

Более обширный доклад Алексея Мордашова, гендиректора ОАО "Северсталь", сводился примерно к тому же.

— Все? — спросил президент, когда тот закончил.

— У нас много еще желающих выступить, но мы ценим ваше время, Владимир Владимирович,— сказал Александр Шохин.

Ему, наверное, уже не терпелось начать встречу, на которой можно было поговорить о том, что сейчас действительно всех интересует.

— То есть пора мне уже? — уточнил господин Путин.

— Нет, я этого не говорил! — воскликнул Александр Шохин.

Уверен, что он этого даже не думал.

— Я знаю, что Пан Ги Мун ждет,— добавил господин Шохин.

Действительно, в Кремле с минуты на минуту должна была начаться встреча Владимира Путина с генсеком ООН Пан Ги Муном. Но справедливости ради она не могла начаться без Владимира Путина (хотя подозреваю, что могла начаться без Пан Ги Муна).

Впрочем, перед тем как перейти в другой зал, Владимир Путин еще сделал несколько комментариев: по поводу создания национального совета профквалификации, про механизмы высвобождения работников и снова про необходимость формирования необходимого делового климата (для этого отечественные предприниматели предлагают предоставлять им преференции при госзакупках...).

— Сегодня уже действует порядок, согласно которому в ценовом измерении на 15% может быть наша продукция, наших производителей, дороже, и они побеждают все равно на тендерах и конкурсах. Я бы еще больше увеличил, но есть любимые вами наши либеральные экономисты (вот они здесь широко представлены и сидят среди вас), и они говорят: а где же конкуренция, а не пострадает ли качество?

К этому моменту среди журналистов в холле Ritz-Carlton уже пошли слухи о том, что президент США Барак Обама выступит с речью о новых санкциях и большому количеству российских чиновников, политиков и бизнесменов будет запрещен въезд в США (см. стр. 1), и требования по поводу преференций отечественному бизнесу становились не очень актуальными: если дальше так пойдет, он сможет спокойно торговаться на тендерах с самим собой.

Представители деловых организаций в присутствии президента подписали соглашение об учреждении рейтинга, и после этого несколько бизнесменов уединились наконец с Владимиром Путиным. Кроме Александра Шохина, Алишера Усманова, Алексея Мордашова, Владимира Потанина, Вагита Алекперова, Владимира Евтушенкова, Давида Якобашвили, здесь были госчиновники: Игорь Шувалов, Эльвира Набиуллина, Андрей Белоусов...

Встреча продолжалась полтора часа.

— Странно,— говорили между собой два региональных делегата, задержавшиеся на первом этаже Ritz-Carlton,— а президент же должен был давно уехать...

— Да, к какому-то поляку, пану Гимуну, что ли...— кивал коллега.

Оторванность их от международной действительности казалась даже искусственной.

— Не понимаю,— беседовали два других делегата, которым тоже было некуда спешить,— чего украинцы так кипятятся насчет Крыма: Бог дал, Бог взял...

В фойе на втором этаже уже даже девушка в длинном платье и с длинными пальцами заиграла на пианино — правда, ее быстро одернули: момент был не настолько лиричным.

Наконец вышел Владимир Путин, за ним сначала Вагит Алекперов, а потом Владимир Евтушенков. Немногие оставшиеся в фойе журналисты бросились к ним с диктофонами. Но господин Евтушенков со словами: "Сначала я сам интервью у Алекперова возьму!" — устремился за ним вниз.

Остальные участники встречи и вовсе отмолчались (Владимир Потанин, Алишер Усманов) или рассказали, как Александр Шохин, про то, как президент не исключил, что принятие закона о деофшоризации экономики можно перенести на срок позже конца мая.

Впрочем, с одним из участников встречи мне удалось поговорить. Он рассказал мне, что действительно почти все время говорили про ситуацию, связанную с Крымом, причем господин Путин, по словам моего собеседника, активно предостерегал от эйфории, которая началась у многих чиновников и депутатов в связи с решениями о присоединении Крыма: "Все будет очень непросто".

Почту и телеграф, по словам президента России, в Крыму взяли, а к украинской собственности в Крыму надо относиться аккуратно.

На вопросы о российской собственности в Крыму он тоже отвечал, тем более что за столом были более чем заинтересованные собеседники — такие, как господин Евтушенков, например.

— Но это,— сказал мой собеседник,— он отдельно просил не транслировать.

И дал понять, что президент готов помогать в решении этих вопросов в частном порядке.

И надо теперь понимать, что возможности его тут, мягко говоря, небезграничны.

Кроме того, президент говорил о том, что необходимо генерировать в Крым поток доходов российских бизнесменов — прежде всего от туризма. То есть российские туроператоры могут и, видимо, даже должны приложить силы, чтобы россияне ехали отдыхать в этом году в Крым.

— Да как же их убедить-то? — поинтересовался я.

— Скидками, больше никак,— пояснил мой собеседник.— Но для увеличенного потока туристов нужен не такой аэропорт, как сегодня в Симферополе, и так далее. Об этом тоже говорили.

По виду бизнесменов нельзя было сказать, что президент их как-то очень обнадежил.

Другое дело, что эти люди обнадеживаться и не привыкли.

Источник: IRN.RU